Михаил Грушевский: «У меня всё началось с подражания подражанию!»

 

В прошлом году в жизни российского юмориста и пародиста Михаила Грушевского произошло несколько приятных событий: 31 января 2015 года он во второй раз женился, а затем снова стал папой, когда 21 мая 2015 на свет появился Михаил Грушевский-младший. Самое интересное, что с будущей супругой Евгенией Гусляровой – художественным переводчиком и маркетологом – Грушевский познакомился на одном из курортов немецкого города Бад-Эмс, который находится в 100 км от Франкфурта-на-Майне. Сегодня Михаил – гость нашего журнала, а разговор мы решили начать с темы розыгрышей…

 

  • Михаил, известно, что одним из самым знаменитых мастеров розыгрыша был композитор Никита Богословский…
  • Так сложилось, что режиссёр Юрий Кара, снимая многосерийный фильм «Звезда эпохи», почему-то увидел меня именно в роли Богословского, и я снялся в нескольких эпизодах этого сериала. И, кстати, именно я предложил режиссёру обыграть тему розыгрышей Никиты Владимировича, и мы использовали в фильме розыгрыш с композитором Сигизмундом Кацем, где Богословский в первом отделении концерта вместо своей программы сыграл произведения Каца, а когда во втором отделении тот, вернувшись с другой концертной площадки, стал исполнять ту же программу, то никак не мог понять, почему на публику это не производит абсолютно никакого впечатления!
  • Когда Вы обнаружили у себя способности пародиста?
  • Я попробую ответить на этот вопрос ретроспективно: у меня всё началось с подражания подражанию, это было в 4-5 классе, когда я услышал, как Геннадий Хазанов пародирует Николая Николаевича Озерова, но тогда я тупо и механически подражал подражаниям Хазанова и вряд ли делал это осознанно: мне нравился процесс, и там был смешной текст, который написал покойный Аркадий Хайт. А более осознанные пародии я стал делать в старших классах школы – на учителей, и это, видимо, было уже действительно похоже. У нас в школе преподавал учитель физики с забавным отчеством – Виктор Адамович, и я сделал на него пародию для новогоднего школьного капустника. Мы репетировали в классе после уроков, а мимо проходила директор школы и сказала, что не понимает, что Виктор Адамович делает в 9-м «Б» и почему он репетирует капустник. Эта пародия уже имела успех именно за счёт похожести, а не только за счёт того, что я воспроизводил чужой текст, услышанный по телевизору. Ещё мне очень нравился Виктор Чистяков и его музыкальные пародии, но он в основном пародировал женщин, а у меня – голос низкий, поэтому мне тембрально это не очень даётся. И, конечно, музыкальные пародии Владимира Винокура, а ещё можно назвать Геннадия Дудника – был такой известный советский артист этого жанра. Мне нравилось всё, что было связано с пародией. (Раздаётся телефонный звонок). Это – очень важный человек в моей жизни – Михаил Шейнин. Он живёт на два города – Москву и Берлин, а в 80-е годы он был директором Винокура, и меня с ним познакомили (это произошло в 1983 году, когда я учился на третьем курсе института стали и сплавов), а теперь уже почти 30 лет мы с ним дружим. Это – срок!
  • Кто стал Вашим первым персонажем на большой эстраде, когда Вы стали профессионально выступать с пародиями? Это был Михаил Горбачёв?
  • Я начал в театре-судии «Гротеск», которую основали братья Каневские (Леонид – «майор Томин» и его родной брат – писатель-сатирик Александр, живущий сейчас в Израиле. Прим. автора). Там одной из творческих единиц была группа «Зигзаг» – коллектив, который отделился от Винокура – семь человек. Они меня позвали, и мы начинали с музыкальных пародий, и я делал пародии на Иосифа Кобзона, на Николая Гнатюка и на других певцов – это был «джентльменский» набор того времени (1988 год. Прим. автора), но к тому моменту я уже делал пародию на Горбачёва, и нам оставалось придумать какой-нибудь номер и принять волевое решение, т. к. тогда ещё не было принято делать пародии на лидеров страны. Но мы решили: раз в стране – перестройка, гласность и демократизация, значит – можно! Через какое-то время мы вместе с писателем Семёном Каминским придумали такой номер, что позволило мне сделать бешеный рывок в плане успеха: публика того времени на волне этой перестроечной эйфории так всё воспринимала, что номер имел просто психический успех при том, что актёрское мастерство было, мягко говоря, скудным, если не сказать жёстче, но от того, что выходил человек и пародировал генсека, успех был запредельный!
  • Это был номер о музее восковых фигур?
  • Нет, что Вы! «Музей восковых фигур» появился намного позже, уже в 90-е годы. А этот номер представлял собой телефонный розыгрыш некоего нехорошего и антиперестроечного начальника, который не разрешал затрагивать некоторые вопросы и запрещал артистам шутить на эти темы, а я говорил, что буду на него жаловаться, на что он отвечал: «Да хоть Горбачёву!», и мы «соединяли» его с «Горбачёвым». Когда я говорил первые слова голосом Горбачёва, то вначале в зале была тишина секунд на тридцать, а потом раздавался такой шквал аплодисментов, что на этом можно было заканчивать номер!
  • Как Вы относитесь к противостоянию т. н. молодёжного юмора («КВН», «Comedy Club и пр.) и «стариков» (Петросян, «Аншлаг и т. д.)? Мне кажется, что эта тема во многом надумана, ведь у каждого из них  есть своя публика…
  • Я Вам так скажу, Евгений, по поводу этого противостояния: есть юмор, который родом из «КаВээНа» – во всех проявлениях: «Comedy Club», «Наша Раша» и т. д., а есть традиционный юмор, который ассоциируется с телепрограммами «Аншлаг»,  «Кривое зеркало» и т. п. Эта борьба велась с того времени, когда на телевидение вернулся КВН, а в 1987 году появилась программа «Аншлаг», но ситуация обострилась в тот  момент, когда Евгений Петросян перешёл с Первого канала на канал «Россия», и эта борьба приобрела принципиальный характер. На мой взгляд, это довольно искусственная и действительно надуманная проблема, ведь публика есть у одних и у других, есть интеллигентный юмор в классическом формате, есть интеллигентный юмор в КаВээНе, который я очень люблю и считаю полным изящного и интеллектуального юмором, но разве можно сказать, что юмор Максима Галкина не интеллектуальный?  Да, есть более упрощенный юмор, рассчитанный на массового зрителя, и в том же «Comedy Club» есть Гарик Мартиросян с его интеллигентнейшим юмором, но есть и люди с солдафонским юмором, я бы даже его назвал «жлобским» юмором. И то и другое имеет право на существование и имеет свою аудиторию, так что это противопоставление – достаточно искусственное, но там, где люди более молодые, можно говорить о более свежем взгляде, поэтому сегодня Максим Галкин так актуален и востребован, что у него молодые и очень хорошие мозги, он очень интересен, у него прекрасное образование, и это сказывается. А ожидать, что Евгений Ваганович Петросян к 70-ти годам вдруг неожиданно помолодеет и станет шутить, как шутят 25-летние люди, по крайней мере, смешно. Он имеет свою публику, которой служит верой и правдой! А если вам он не нравится, то не смотрите Петросяна и успокойтесь на этом!
  • Сегодня, благодаря Интернету и соцсетям, звёзды стали более доступные, но в то же время и менее защищёнными: каждый может им написать что-то неприятное и даже оскорбить…
  • Я Вам скажу, Евгений, эти плюсы и минусы ровно такие же, как и в обычной, а не виртуальной жизни. Я, конечно, встречаю людей, которые, например, в фейсбуке могут мне написать: «Вы – не смешной, и ваши шутки не смешные!» или сейчас очень модная тема обзываться словом «Петросян» в качестве синонима «нафталинного» юмора, но с этим можно столкнуться и в жизни, когда мне говорят, что мои шутки не смешны. Меня просто умиляют эти люди, которые думают, что они оригинальны, и тем самым меня как-то «задевают». Любой юморист сталкивается с тем, что его шутки никого не могут порадовать. Разве юмор Жванецкого имеет стопроцентную аудиторию? Есть определённая часть людей, которая просто не понимает его юмор и считает, что это – вообще не смешно! Я к этому отношусь спокойно: какая разница, где я нахожусь – в социальной сети, где обо мне кто-то нелестно отозвался, или на улице? Когда я сижу за рулём машины, и возникают разногласия по поводу того, кто кого должен пропустить, то мне могут бросить реплику: «Это Вам – не сцена!» или «Это Вам – не юмор!», есть тысяча вариантов, как можно «задеть» человека и нелицеприятно о нём отозваться! Меня это абсолютно не трогает!

 

Беседовал Евгений Кудряц

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be4

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s