Валерий Соловей: «У Ангелы Меркель – очень хорошие шансы сохранить лидерство»

Валерий Соловей – известный московский политолог и доктор исторических наук. Наш корреспондент попросил его оценить результаты выборов президента США в контексте взаимодействий Дональда Трама с лидерами Западной Европы сделать политпрогноз о будущем Евросоюза.  

— Валерий, почему западная элита оказалась не готова к тому, что новым президентом США станет Дональд Трамп? Это – «политическая близорукость» или нечто бóльшее?

— Мне кажется, что это – неспособность трезво и реалистично оценить сдвиг массовых настроений, который носит не только американский, но и глобальный характер, захватывая Европу. Это – самоуверенность, то есть, упование на то, что элита владеет механизмами управления и манипуляцией обществом, и если вы контролируете СМИ – а они были как раз на стороне Клинтон, – то можете контролировать общество. Произошедшее в Соединённых Штатах – триумф самой сути демократии: люди сделали свой выбор вопреки воле элиты и вопреки точке зрения, которую им навязывали масс-медиа.

— Реакция западных лидеров на победу Трампа была весьма сдержанной, но канцлер ФРГ Ангела Меркель мрачно заявила о сотрудничестве Германии и США. Будут ли коренным образом изменены отношения между этими странами, или всё останется, как и было раньше?

— Естественно, все европейские, да и мировые элиты тоже не могли не испытывать настороженность в связи избранием Дональда Трампа президентом Америки. Трамп для них это – большой знак вопроса, они не знают, чего от него ожидать, в отличие от Хиллари Клинтон, которая была понятна и предсказуема. Однако американская система, несмотря на значительную власть президента, это и система могущественных институтов. Помимо сильного Конгресса ещё имеется политический и деловой истеблишмент, способный обуздать самого непредсказуемого, энергичного президента. И я думаю, американская политика избежит эксцентричности и резких разворотов. Стратегическое партнёрство между США и ФРГ сохранится, прочные связи между Америкой и Европой в целом тоже сохранятся. Другое дело, что в части аспектов эти отношения могут быть пересмотрены. Например, идея Трампа, чтобы европейские участники НАТО взяли на себя бóльшую часть расходов, чем сейчас. Взгляд Трампа на отношения с некоторыми европейскими государствами, которые называют «новой Европой», – страны Балтии, Польша, Болгария и Румыния довольно критичен, и этот критицизм имеет под собой некую здравую основу.

— Как теперь изменятся отношения между Америкой и Украиной, или она как сдерживающий фактор России по-прежнему будет поддерживаться США?

— Украина, честно говоря, надоела и США и Европе. Претензии к Украине очень простые: реформы не проводятся, спекулируя на российской угрозе, она шантажирует Запад с целью получения займов, отсрочек выплат и т.п., но при этом не снижается уровень коррупции, не повышается качество государственного управления. Однако, несмотря на всю эту критику, у Запада и США, видимо, нет альтернативы поддержке Украины. Потеря Украины с точки зрения Запада и американского истеблишмента означала бы победу геополитического ревизионизма – принципа пересмотра границ, чего Запад не может допустить ни в коем случае. Поэтому, скрепя сердце, закрыв глаза, он всё равно будет помогать Украине.

— В 2017 году во многих странах Европы состоятся выборы. Некоторые эксперты говорят о возможной смене политэлит. Вы разделяете это мнение? Сможет ли удержаться на посту Ангела Меркель?

— Случится ли в Европе что-то подобное «феномену Трампа» – вопрос открытый. С одной стороны, может сработать «эффект домино»: если это получилось в Британии (Brexit) и в США, то может получиться и у нас. С другой стороны, истеблишмент и общество могут как раз мобилизоваться и выступить против тех сил, которые хотят изменить «status quo», выступить против левых и правых маргинальных партий. Время, которое остаётся до выборов, позволяет перетянуть чашу весов в одну или в другую сторону. В любом случае представительство тех партий, которые настаивают на пересмотре «status quo» в Евросоюзе и тяготеют к позиции «вышеградской группы», будет усиливаться повсеместно. Но я все же сомневаюсь, что их позиции усилятся настолько, чтобы изменить «status quo» в своих странах. Мне кажется, несмотря на снижение популярности Ангелы Меркель, у неё – очень хорошие шансы сохранить лидерство. — После выхода Великобритании из Евросоюза звучат утверждения, что он начал «трещать по швам» и вообще может развалиться. Насколько обоснованы эти опасения? — Когда в конце 90-х и в начале нулевых годов ЕС отказался от чётких критериев приёма и стал сквозь пальцы смотреть на нарушения финансовой дисциплины, это и заложило основу для кризиса. Но я бы не сказал, что кризис должен оказаться фатальным: не только истеблишмент, но и значительная часть европейских обществ, особенно молодежи и среднего возраста, ощущают потребность в единой Европе и будут эту идею поддерживать. Я уже не говорю об экономических магнатах, для которых единая Европа крайне выгодна. Поэтому я склонен осторожно предположить, что, хотя Европа переживает кризис – и он может еще усугубиться, – всё-таки Евросоюз сохранится. Возможно (и даже наверняка) он будет модифицирован. Я смотрю в будущее Евросоюза со сдержанным оптимизмом. В истории Европы были более трудные испытания и более тяжёлые времена, но она справлялась.

— А сможет ли Европа переломить ситуацию с беженцами, или миграционный кризис будет развиваться и дальше?

— Это самое серьёзное испытание для эффективности ЕС. Мировая демографическая динамика, особенно в той части мира, которая лежит за Средиземным морем, такова, что потоки беженцев не иссякнут, хотя на время их наплыв может ослабеть. Поэтому Европе придётся принимать очень тяжелые решения, которые в чём-то могут идти вразрез с существующим ныне пониманием свобод и ценностей демократии. Так или иначе, надо защитить внешние границы ЕС и создать программы, которые удерживали бы людей там, откуда они уходят.

— Насколько опасным для Европы может стать популярность правых партий, например, «Альтернативы для Германии» или «Национального фронта» Марин Ле Пен во Франции?

— Из роста популярности этих партий можно извлечь некоторую пользу. Хотя часть идей, которые высказывают эти партии, неприемлемы, подобные партии питаются реальными массовыми настроениями, массовыми страхами. И для того, чтобы избежать усиления этих партий, истеблишмент европейских стран и брюссельская бюрократия должны изменить политику с тем, чтобы избежать угроз, на которые эти партии указывают. Вопрос лишь в том, как с этими угрозами справляться: теми методами, которые предлагают подобные партии или какими-то другими. Но на угрозы уже нельзя закрывать глаза, их нельзя игнорировать. Если решения будут найдены, то популярность этих партий уменьшится.

Беседовал Евгений Кудряц

Источник: https://germania.one/2016/11/16/valerij-solovej-u-angely-merkel-ochen-horoshie-shansy-sohranit-liderstvo/ » Валерий Соловей: «У Ангелы Меркель – очень хорошие шансы сохранить лидерство» © GERMANIA.ONE

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s